Мастер Цвета
Иван Годлевский
Иван Иванович Годлевский
(1908 - 1998)
Для одного — творческая работа пытка.
Для другого — смысл жизни, возможность испытать подлинное счастье.
Из дневника И.И. Годлевского
Иван Иванович Годлевский родился в г. Добромеричи в 1908г. В 1914г. его отец ушел на фронт и мать умерла от холеры.. В возрасте 6 лет Ваня с младшим братом Акимом попадает в аристократический приют графини Веньяминовой, который она открыла в конце XIX в в Москве. Аристократическое воспитание которое пришло к нему в раннем детстве, осталось с ним на всю жизнь. Ваня научился рисовать раньше чем писать и это стало его призванием. После революции в 1918г. приют был закрыт и всех детей перевели в детский дом
Полтавы. Находясь в детском доме он никогда не расставался с карандашом и затем ему подарили мольберт и набор красок. Заметив его увлечение искусством его посылают учиться в Миргородское Художественно-промышленную школу (МХПШ) имени Н.В. Гоголя.(Создана в 1896г) Время создания училища счастливым образом совпало с периодом повышенного интереса в обществе и среде художников к керамике как наиболее демократичному общедоступному материалу для воплощения своих творческих замыслов. Годлевскому очень повезло попасть в это учебное заведение, оно оказалось лучшим в мире по созданию керамических изделий.
Интерьер Свято Троицкого Монастыря в Буенос Айресе сделанный студентами МХПШ
Интерьер Свято Троицкого Монастыря в Буенос Айресе сделанный студентами МХПШ
Международная художественно-промышленная выставка керамических изделий в Санкт Петербурге
Постановление о награждении МХПШ им. Н. В. Гоголя золотой медалью по итогам Международной художественно-
промышленной выставки в Санкт Петербурге.
Николай II лично покровительствовал МХПШ
В 1926г. закончил окончил училище с золотой медалью. На фотографии выпускников училища сидит на почётном месте в центре рядом с преподавателем.
Затем он поступил в Киевскую Академию, где работал Федор Григорьевич Кричевский - основатель Киевской Академии Искусства. .

Федор Григорьевич Кричевский — первый профессор Ивана Ивановича Годлевского.
Первоначальное профессиональное образование Кричевский получил в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1896—1901). Здесь, по признанию самого художника, наибольшее влияние оказали на него Абрам Архипов и Валентин Серов.
Своё художественное образование он решил продолжить в Петербурге, в Высшем художественном училище при Императорской Академии художеств, и в 1907 году поступил в класс баталиста Ф. Рубо После Академии был послан пенсионером за границу. Учился в Вене у Густава Климта. В 1918—1922 годах преподавал в Украинской академии художеств, был её первым ректором. Федор Кричевский получил великолепное образование и обладал потрясающим талантом в видении цвета.
Годлевский был любимым учеником Федора Кричевского и сумел воспринять правильное отношение к цвету в живописи которым обладал мастер.
Федор Кричевский, Девчата
Федор Кричевский, Любовь, 1927
Федор Кричевский, Мать, 1929
Василий Григорьевич Кричевский - 2й профессор И.И. Годлевского в Киевской Академии.
Также брат Федора Кричевского Василий преподавал в Киевской Академии Искусств в 20е годы, когда там учился Иван Иванович. . Василий Григорьевич сразу заметил самобытный талант Ивана Ивановича и они стали очень дружны. Годлевскому повезло учиться у этого великолепного мастера живописи. У Василия Григорьевича Кричевского был редчайший талант в видении цвета. Его работы на редкость красивы и он смог передать свой талант своему самому талантливому ученику Ивану Ивановичу Годлевскому.
Василий Кричевский, Азовское море
Василий Кричевский, Монастырь
Василий Кричевский, Крымский пейзаж
После Киевской Академии Годлевский в 1931г. был призван в армию. В армии пришлось служить до 1935, так как по настоянию тогдашних властей пришлось остаться ещё на два года «добровольцем». В 1936г после армии Иван Годлевский решил поступить в лучшее высшее учебное заведение страны по живописи — Ленинградскую Художественную Академию им. Репина. Его приняли только за качество его живописных работ без экзаменов, что случалось совсем не часто.

Профессор Александр Александрович Осмеркин
Александр Александрович был учеником одного из лучших художников мира и просветленного человека Николая Рериха. В 1913г. он поступает в студию величайшего мастера живописи Ильи Ивановича Машкова. В 1914 году Александра принимают в общество художников «Бубновый валет». В общество входили Кончаловский, Машков, Ларионов, Лентулов и Гончарова. Как и другие мастера этого объединения, он симпатизирует творчеству французского живописца Поля Сезанна. Ему не чужды такие стили, как кубизм и фовизм, также пришедшие из Франции. Это хорошо видно в ранних произведениях художника.
А.А. Осмеркин, Портрет
А.А. Осмеркин, Городской пейзаж, 1917
А.А. Осмеркин, В кафе, 1919
В вышеприведенных работах Осмеркина явно виден великий талант художника и прекрасное понимание цвета. Он был самым молодым художником Бубнового Валета и одним из самых талантливых. Работы Гончаровой и Ларионова стоят сейчас миллионы и это только потому, что художники попали в Париж и их работы имели доступ к рынку живописи. Конечно то же было бы и с работами Осмеркина, но волею судьбы он остался жить в СССР. Испытав все тяготы революционных и военных лет, художник до конца своих дней, остается преданным искусству.А.А. Дейнека писал о нем; " Он прошел среди нас Дон-Кихотом в искусстве, многое ему казалось лучше, чем было на самом деле, на многое он смотрел с возвышенным восторгом" . Но не только живопись покоряла тогда его сердце. Чувство искусства, как он сам называл позднее, способность проникновения в мир возвышенного, прекрасного, воспитывалось в нем и литературой. Он превосходно знал русскую поэзию — творчество Баратынского, Тютчева, Фета, но все же кумиром и богом для него всегда оставался А.С. Пушкин. Всех, кто был знаком с Осмеркиным, удивляло его блестящее знание, чувствование и чтение бессмертных творений поэта, которому он посвятил серию картин, написанных в 1928 году в Михайловском, Тригорском, Пушкинских горах Лучшие достижения французской живописи конца XIX—начала XX века несомненно оказали влияние на русских художников. Осмеркин говорил: "Галереи Щукина и Морозова — моя академия. Я проделал весь путь аналитических исканий в живописи. Здесь были и импрессионизм, и кубизм....."

Талант преподавания проснулся в художнике довольно рано. С 1918г. он преподавал в 1-х и 2-х Свободных государственных мастерских, потом во Вхутемасе — Вхутеине. В 1932г. по приглашению А. Т. Матвеева, возглавлявшего Всероссийскую Академию художеств Осмеркин переезжает в Ленинград.. В то время, Осмеркин ведет мастерскую живописного факультета, которая, по словам его учеников, была самой интересной в Академии. В статье «О воспитании художников» Осмеркин писал: «Выращивание молодого художника — это прежде всего воспитание в нем художественной культуры, и с этого воспитания надо начинать. Разум и чувство должны руководить рукой художника, только таким путем ремесло, необходимое мастеру, не превращается в рукоделие. Одно ремесло, взятое без зрительного воображения, ведет к пассивности художественного мышления. Без зрительного воображения нельзя организовать картину как целое, добиться в ней правильного соподчинения деталей. В преподавании я стремлюсь развить у студентов колористическое чувство как первооснову живописи. Я вначале воспитываю у них любовь к материалу, любовь к краскам: ультрамарину, изумрудной, охрам, кадмию, слоновой кости и т. д.». Будучи глубоко образованным человеком и считая своей главной жизненной задачей развитие искусства он до конца жизни остался верен своим идеалам и сумел передать ученикам свои знания и веру в прекрасное искусство, которым он считал импрессионизм.
Осмеркина всегда журили за поклонение западной живописи. И внешне и внутренне он был человеком старого мира, человеком императорской России. Он приходил на свои лекции в Академию в лисьей шубе, в безукоризненном костюме и всегда рассуждал об искусстве с точки зрения прекрасного, но ни в коем случае со стороны утверждения советской власти и утверждения соцреализма. А ведь в то время это было нелегко. В 1947г. Александра Александровича Осмеркина на партийном собрании попросили отречься от французских импрессионистов и больше не признавать их живопись, на что профессор ответил, что те кто не признает живопись Сезанна полные дураки и вышел с собрания, хлопнув дверью. После этого его освободили от преподавания в Академии имени Репина в Ленинграде и в институте имени Сурикова в Москве. Ему пришлось жить на небольшую пенсию. В 1953г. Мастера не стало.
Осмёркин, Во дворе Эрмитажа, 1945
Осмёркин, Сергиев Посад, 1947
Осмёркин, Малая Голландия, 1945
Вышеприведенные работы великий мастер написал в 40е. Они прекрасны по цвету и композиции и соответствуют всем канонам классического образования.

Монография о художнике была издана издательством Советский художник только в 1981г. Годлевского попросили написать о любимом учителе и включили приведенную ниже статью в книгу "Осмеркин. Размышления об искусстве." Советский Художник. Москва 1981

Статья Годлевского об Осмеркине
"Война кончилась и мы встретились вновь. В 1948г. Александра Александровича я нашёл помолодевшим, весёлым, полным планов и надежд на будущее, хотя будни его жизни сделались трудней — он был отстранён от преподавательской работы в институтах Ленинграда и Москвы. Я в эти дни счёл своим долгом поддержать Александра Александровича и написал ему письмо, полное уверенности в том, что справедливость обязательно восторжествует и история все поставит на свое истинное место. Приводил примеры из сравнительно недавнего прошлого мирового искусства.

Вскоре я получил из Москвы ответное письмо, где Александр Александрович с большой теплотой благодарил меня, но писал, что не является столь значительной фигурой, по поводу которой можно позволить исторические параллели. Но оказался прав я — история уже сказала своё слово и сегодня имя Александра Александровича Осмеркина стоит в ряду блестящих мастеров живописи советского искусства. Однако это историческое слово было сказано много позже описываемого времени.

Каждый приезд памятен нескончаемыми разговорами: казалось, что они объемлют искусство всего мира, всех континентов — им не было конца.И будь то разговор о чуде фресок Помпеи или о русской иконе, о негритянском искусстве или персидской миниатюре, о наших современниках — Матиссе или Пикассо — Александр Александрович был кладезем неисчерпаемых сведений и поражал глубиной знаний, которые он высказывал не как положено «метру» — сентенциями, а с простотой, присущей только истинно большим людям, взрываясь порой неожиданной шуткой, легким саркастическим замечанием и всегда не банальностью суждения.

Тогда в конце 40х годов, приезжая в Москву, я всегда останавливался у своего учителя. Мастерская его находилась в большой коммунальной квартире на улице Кирова в центре. Там он работал и жил. Полки громадной библиотеки занимали почти целую стену мастерской, стояла жестковатая тахта, над которой висел темный ковер, на торце ближней полки — маски Пушкина. В рабочем пространстве мольберт и подиум для модели, на него укладывали спать ночующих гостей, если он пустовал, а в случае если был занят натюрмортом, то гость естественно располагался на полу. На высоких оштукатуренных стенах — картины художника. Картины и на стеллажах.
А.А. Осмеркин Портрет молодой женщины хм 1914
А.А. Осмеркин Деревянный мост, Ленинград 1946
хм 102 х 120
А.А. Осмеркин Незабудки
хм. 81 х 60. 1953
В один из приездов я достал два пропуска в Музей изобразительных искусств на осмотр картин Дрезденской галереи, тогда ещё не открытой для всеобщего обозрения. Радость Осмеркина описать нет слов. Усталые и счастливые возвращались мы из музея домой. Весь вечер в воспоминаниях об увиденном. Стол завален книгами с репродукциями. Снова и снова мыслями и ощущениями в залах музея. Черные репродукции оживали и расцветали живописью которую видели днём. Уснули как убитые. Утром Александр Александрович заявил: «А сегодня пойдём в комитет по делам искусств вместе и опять возьмём пропуск». Пошли.Там, после маленькой заминки, мы получили входные билеты для осмотра галереи. Вечером совершенно без ног от проведенного в музее дня, все вспоминали служащего в Комитете с удивлением спросившего у Александра Александровича: «Но ведь вы же вчера ходили, зачем же вам еще и сегодня?». «Нет подумать только, хохотал Осмеркин, — «зачем, а? Зачем?» — и заливался веселым смехом.

В дни моих приездов в Москву мы часто заходили к его друзьям и знакомым художникам. Наискосок от его дома, во дворе бывшего Московского училища живописи, ваяния и зодчества(потом Вхутемаса) жила художница Удальцова. Я давно мечтал побывать у нее. Приняла она нас очень приветливо и радушно. Показала множество своих работ, вызвавших мой неподдельный восторг и еще Надежда Андреевна познакомила меня с несколькими полотнами своего покойного мужа — художника Древина. Они были для меня полной неожиданностью и поразили изысканным колоритом и особой музыкальностью.

Когда возвращались назад, Осмеркин вдруг остановился и, продолжая, очевидно, про себя обдумывание виденного, сказал: «Надя умеет заварить кашу в живописи! Правда?». В том же году Александр Александрович написал портрет Надежды Андреевны Удальцовой, ныне находящийся в собрании Третьяковской галереи.

Ленинградская «мастерская Осмеркина» в моей памяти всегда всплывает сиянием сверкающих красок. Сколько студентов мечтали в нее попасть… Осмеркин говорил нам: «Друзья мои, ребята…», а обращаясь непосредственно к ученику, называл его уменьшительным, ласкательным именем. И это было не сентиментально и не приспособительно, а удивительно душевно. Он выделялся среди других профессоров и преподавателей Академии своей внешностью, он появлялся всегда с большим вкусом одетый, подтянутый, выбритый, часто с живым цветком в петлице. Он как бы противопоставлял себя службистам от искусства, хотя никогда об этом не говорил. У него была удивительная мягкость в обращении, мы не слышали, чтобы он о ком нибудь плохо отзывался или злобствовал. Фамилии некоторых профессоров он произносил с мягким юмором, и тогда можно было понять, что он ими далеко не очарован.

Новые постановки в мастерской Осмеркина были событием во всем институте. Сам процесс постановки захватывал всех нас. Выбор модели. Подборка реквизита. Александр Александрович давал общую идею и привлекал всех к участию в постановке. «Ах, здорово! Оставим так!»

Это было удивительно как педагог с учениками создавал в атмосфере мастерской из обыденных предметов — мир, будивший в нас энтузиазм первооткрывателей в искусстве или продолжателей традиций. И в том и в другом случае мы восходили в мир искусства, в мир высоких и чистых представлений об искусстве живописи. Это оставило во мне навсегда чувство живой благодарности художнику — воспитателю. Сейчас много лет спустя, глядя на живописные драгоценности полотен Осмеркина, я понимаю какой блестящий художник и какой замечательный педагог был мой учитель."
Годлевский навсегда остался дружен с семьей Осмеркина и как только об Осмеркине вышла долгожданная книга, получил ее в подарок.
Книга ОСМЕРКИН
Подарочная подпись
Становление художника И.И. Годлевского
Иван Иванович Годлевский волею судьбы получил безупречное образование в искусстве. МХПШ законченное с золотой медалью, профессора Федор Григорьевич и Василий Григорьевич Кричевские и наконец профессор Александр Александрович Осмеркин.
Безусловно, что наиболее важной вехой художественного становления Годлевского явилось обучение в индивидуальной мастерской профессора Академии Александра Александровича Осмеркина. Конечно, также помогла их многолетняя дружба. Осмеркин одарённый живописец и великолепный педагог сразу рассмотрел талант молодого студента. С первых дней обучения и начавшейся дружбы Годлевский жадно впитывал и разделял мировозрение великого Мастера. Профессор требовал серьёзного освоения предметов живописи, композиции и рисунка. Он призывал своих учеников к работе на пленэре, к освоению традиций известных мастеров представленных в Эрмитаже и в Русском музее.

В этих музеях молодой Годлевский проводил дни и часы изучая мировые шедевры живописи. Годлевский рассказывал, что его учитель отсылал своих студентов в Эрмитаж — учиться живописи перед полотнами импрессионистов. В этих частых походах в Эрмитаж, глядя на шедевры французских импрессионистов Годлевский слушая и подражая своему профессору и сформировал свой вкус и манеру живописи, которой следовал и не предал до конца жизни.
И.И. Годлевский, 1934
Служба в армии
С женой Марией, 1945
В 1941г Годлевский ушёл на фронт после пятого курса Академии с мастерской Осмеркина. Вместо работы над дипломом он был мобилизован на Западный фронт командиром батальона. Как и все наши отцы и деды он защищал нашу Родину. Во время форсирования Днестра Иван Иванович был ранен. Тонул, потом долго лежал в госпитале. В 1944г. он совершил подвиг, который был описан во фронтовых газетах. Вместе с группой из 17 бойцов взял в плен 437 солдат и офицеров противника за что был награжден орденом.

В первые годы войны на фронте было не до живописи. Но когда война стала близиться к победному концу и все фронтовики стали задумываться о выборе мирной профессии, в голове Годлевского стали складываться воображаемые картины, как в голове поэта складываются стихи. Он решил вновь попробовать свои силы на поприще любимого дела – живописи. После демобилизации он попадает в Ленингра только в 1948г чтобы писать диплом. Диплом писал в монументальной мастерской, чтобы избежать профессора Михаила Ивановича Авилова, лаурета Сталинской премии и ярого поклонника соцреализма. К сожалению сюжет диплома художники в то время не выбирали, им давали задание, что написать. Даже Годлевскому вставшему впоследствии на свой индивидуальный, никем не контролируемый путь в живописи приходилось лавировать.

Дипломная работа "Никита Хрущев среди гуцулов", конечно сделаны явно в духе соцреализма, единственном жанре требуемом тогда от художников СССР. Также стоит заметить по написанию и безукоризненной композицию, что художник получил высшее классическое образование, чего становилось все меньше и меньше в мире изобразительного искусства. После защиты диплома Годлевский начинает преподавательскую деятельность в институте барона Штиглица или в Мухинке, как ее до сих пор называют среди художников, Также его избирают председателем живописной секции Ленинградского Союза художников. В 1953г. художник получает мастерскую на ул. Салтыкова-Щедрина 34 - бывшую мастерскую Верещагина. Он делил ее с другими художниками. Член партии, герой войны, профессор престижного художественного вуза и руководитель секции живописи, Годлевский мог бы сделать блестящую карьеру советского художника.Однако, помня своего любимого профессора Осмеркина, он был исключительно честен в отношениях с искусством и никогда не изменял своим художественным принципам. Годлевский работал не для признания, а для искусства. Он писал в своем дневнике "Творчество - это путь к абсолютному счастью и единственный смысл жизни."
И.И. Годлевский Визит Хрущева к крестьянам гуцулам
хм 25 х 58. 1949. Этюд к дипломной работе
Жизнь И.И. Годлевского и В,Д. Любимовой - главной почитательницей его таланта.
Первый брак Иван Ивановича распадается. В 1956г. Годлевский выполняет важный государственный заказ "Ленин в Октябре", получает за него крупную сумму денег, бросает преподавание в Мухинке и уезжает на 8 месяцев в Армению. Из Армении он вернулся в начале 1957г. со свеже написанными работами, счастливый и полный энтузиазма творить. Затем он уезжает в творческую командировку в древний город Псков и возвращается в Ленинград лишь в конце Октября, привозя с собой новые, созданные в Псковской области работы.
И.И. Годлевский, 1950
Вера, будущая жена художника, 1950
Жена его друга художника Григория Малыша приглашает гостей в мастерскую Годлевского для просмотра его работ. Среди них была его будущая жена Вера Дмитриевна Любимова. Впоследствии она писала об этом посещении ателье Годлевского:
"В мастерской Иван Ивановича на столе, на стульях, на полу стояло 18 работ. Это были пейзажи средней полосы России. Я была потрясена. В них столько было чистоты, гармонии в красках, ощущения добра и радости, что хотелось смотреть и смотреть. Потом я уже навсегда запомнила каждую работу. Но первый мой взгляд упал на картину с изображением кремово — розоватой колокольни на берегу реки с несколькими деревьями, изумрудной травой, нежно — голубым предвечерним небом и хотя солнца не было видно, казалось, что в каждом листике и травинке оно сверкает. «Ой, — вскрикнула я, — ведь это же после дождя», так эта картина и получила название «После дождя». и очень долго мы с мужем с этой картиной не расставались."
И.И. Годлевский Праздник жизни, Исакиевская площадь
хм 117 х 200 1954
В 1957г Вера вышла замуж за Иван Ивановича. Сначала она влюбилась в его работы а затем и в художника. Иван Ивановичу было 49 лет, он был зрелым человеком и устоявшимся художником. Он прекратил брать заказы в Союзе художников и все свое время тратил на то, чтобы писать картины. Самой преданной поклонницей творчества Годлевского была его жена. Они обсуждали его картины, вместе ходили в музеи и Вера Дмитриевна настолько влюбилась в его живопись, что помогала ему во всем в чем могла. Бытовые заботы Вера Дмитриевна полностью взяла на себя, чтобы Иван Иванович мог свободно творить. Вера Дмитриевна родилась в 1920г. и участвовала в обороне Ленинграда во время Отечественной войны. Она была медсестрой во время блокады Ленинграда, После войны она работала в Смольном, а затем стала доцентом 1го Медицинского института г. Ленинграда. Благодаря связям Веры Дмитриевны они получили великолепную мастерскую с отдельной квартирой на 7м этаже здания 83 по каналу Грибоедова. Иногда по вечерам они выходили на крышу с которой во всей своей красе сиял Исаакиевский Собор. С окна круглой ротонды мастерской были видны синие купола с золотыми звездами Троице - Измайловского Собора.

Художникам в СССР были созданы прекрасные условия. По всей стране были дома от Союза художников. Любой художник мог приехать и жить в этом доме, где всегда была недорогая столовая и удобные комнаты и все для творчества.Каждый год Годлевский выезжал в творческие командировки по самым разным направлениям нашей огромной страны. Особенно любил посещать юг России и часто бывал в Крыму.
Константин Алексеевич Коровин, известный русский художник, в 1910 году построил для себя дачу в Гурзуфе и назвал ее "Саламбо", в честь любимого балета для которого сделал костюмы и декорации. На этой даче Коровин принимал Сурикова и Андреева, Горького и Куприна. Очень часто у него гостил его друг Шаляпин. Также здесь был написан известнейший портрет Шаляпина.
В 1947 году на этой даче открыли дом Союза художников. Иван Иванович очень любил это место овеянное историей.
Саламбо был построен в очень живописной бухте с прекрасными видами. Это давало Годлевскому нескончаемые сюжеты для его картин. Ведь там было всё, что любил художник, жаркое южное солнце, красочное море и прекрасные виды. Он жил в Гурзуфе от 3 до 6 месяцев в году, где создавал свои замечательные крымские пейзажи
И.И. Годлевский Цветущий миндаль. Крым
хм 70 х 93
И.И. Годлевский На терассе. Крым
хм 60 х 80
Первая официальная выставка в Ленинграде
Первая официальная выставка Годлевского прошла в Союзе художников Ленинграда а 1961г. Ленинградский Союз художников находился в здании Императорского общества поощрения художеств. Оно было сделано с императорским размахом. С 1906 по 1917 в Рисовальной школе общества преподавал Николай Константинович Рерих. Именно у Николая Рериха учился любимый профессор Годлевского Александр Осмеркин. И теперь работы Иван Ивановича были представлены в выставочных залах Союза художников Ленинграда. Годлевский развесил в выставочных залах 89 работ. Конечно его работы очень отличались от ранее выставленных здесь картин. Ведь в основном художники следовали стилю заданному партией - стилю соцреализма. Годлевский следовал своему прочно сложившемуся стилю, стилю развития русского импрессионизма. Он продолжал дело своего великого профессора Осмеркина, писал только то что любил и результат был великолепен.

Вступительную речь на открытии выставки читала его верная почитательница и жена Вера Дмитриевна Любимова.
Чтобы попасть на выставку нужно было подождать в очереди 2-3 часа. Выставочные залы находился на 2м этаже прекрасного здания с широкими и пологими лестницами, а очередь начиналась на улице.
Выставка прошла с огромным успехом. Это было поворотным моментом в жизни художника. Ему уже было 53 года и у него было блестящее образование в искусстве, которое он постоянно пополнял и развивал. К этому времени Годлевский создал свой яркий, легко узнаваемый и индивидуальный стиль в живописи. Признание публики дало ему ясно понять, что он на на правильном пути создания настоящей живописи. А ведь к этому стремится каждый художник и многие себя так и не находят.
Газеты конечно ругали художника за "французистость" , но все таки Художественный совет принял решение отправить выставку в 12 городов СССР и также показать ее в разных залах Ленинграда. И действительно в течение двух лет выставка Годлевского прошла в Союзе писателей, Доме ученых, в Электромеханическом институте, в Доме культуры пром кооперации и на Кировском заводе. Также согласно решению Художественного совета выставка прошла во Львове и картины были перевезены для выставки в Симферополь.

Любому художнику очень важно признание публики. Восторженные отзывы о его картинах в книге посещений выставки, большое количество людей стремящихся посмотреть его картины, решение Художественного Совета провезти выставку по 12 городам дало художнику большую уверенность в собственном таланте. А ведь чтобы достичь результата, нужно создавать картину с большой любовью и уверенностью. Один из художников, членов Ленинградского Союза художников Юрий Александрович Межиров рассказал мне курьезную историю об Иван Ивановиче. Они вместе отдыхали и работали в Гурзуфе, в творческом доме художников
( Саламбо ) и Годлевский, показывая свои работы другим художникам сказал "Смотрите, я пишу шедевры." Примечательно то, что он никогда не гнался ни за какими измами, не пытался создавать новый стиль в живописи, а просто создавал позитивные и жизнерадостные работы с которыми хочется жить.
Во время выставки в Союзе художников в Ленинграде проходили гастроли американского симфонического оркестра. Музыканты, будучи творческими людьми посетили выставку Годлевского, разыскали художника и посетили его ателье. Продавать работы в то время было нельзя и Иван Иванович подарил им 6 своих картин. В благодарность музыканты в течение многих лет присылали ему книги по искусству и альбомы с замечательными иллюстрациями которых в то время в СССР купить было невозможно.
И.И. Годлевский Ночная пристань
хм 70 х 93
И.И.Годлевский Восход солнца над Невой
хм. 70 х 93
На вышеприведенных работах любимые сюжеты художника - Крым и Ленинград.
Иван Иванович плодотворно работал, создавая свою уникальную коллекцию. Он активно принимал участие в собраниях Союза художников, ездил в творческие командировки и всегда занимался своим любимым делом - искусством. А ведь в 60е и 70е годы в стране почти не было рынка искусства, картины только иногда покупали редкие коллекционеры. Но это не отражалось на работе Годлевского. Он работал для искусства. Он создавал свои прекрасные картины и ставил их на полки в своем просторном ателье. Он дружил и обсуждал искусство с молодыми художниками. в 60е к нему часто заходил Михаил Шемякин. Он брал читать и смотреть книги, которые приходили к Годлевскому из Америки. Вторая выставка в Союзе художников прошла только в 1978г. Хотя ее посещали много людей и писали прекрасные отзывы, но выставка прошла с меньшим ажиотажем, менялась политическая обстановка в стране.
Годлевский был абсолютно в стороне от политики, он занимался искусством, продолжая ездить в творческие командировки и создавал свои прекрасные картины. Иван Ивановича можно сравнить с его любимым художником Ван Гогом. Он, как и Ван Гог, никогда ничего не писал, чтобы продать. Поэтому его картины всегда были свежи и оригинальны.

Выставка И.И. Годлевского в Париже.
С 1991 года я стал организовывать выставки Русского искусства в Париже .С 1990г. я стал ездить в Ленинград, чтобы познакомиться с творчеством местных художников. Я посещал ателье разных членов Союза художников Ленинграда. Так я попал в ателье Годлевского и познакомился с художником. В то время Иван Ивановичу было 82г. Я стал просматривать картины. Они были везде, висели на стенах ателье, стояли на полках, лежали в стопках на полу, снятые с подрамников. Просматривая работы я сразу же понял, что передо мной гениальный художник с подобным которому я никогда еще не встречался. Я спросил у него "Иван Иванович, почему все ваши работы здесь, почему они не в музеях, не на выставках, не у коллекционеров в конце концов?" "Они никому не нужны," ответил мне художник, "Они мне нужны", воскликнул я, "Приедете ли Вы ко мне в Париж?". При таких обстоятельствах произошло наше знакомство. Мы долго говорили при первом знакомстве. Годлевский объяснил мне, что на восьмидесятилетие в Союзе художников было принято устраивать персональную выставку. Был 1988г., ему исполнилось 80 лет и он пошел к директору Союза договариваться о выставке. Тогдашний директор спросил Годлевского - " Вы пишете в той же манере?" конечно, с гордостью ответил художник, "Тогда нам ваши работы не нужны", сказал ему директор. Это объяснило, то что Иван Иванович сказал мне ранее про свои работы. Конечно он был очень польщен, что я пригласил его в Париж. Была осень и Иван Иванович объяснил, что у него намечена творческая поездка в Гурзуф в дом Союза художников зимой, а затем он сможет приехать ко мне в Париж весной. Вера Дмитриевна пыталась его отговорить в виду того, что весной ему уже исполнится 83 года, но он ей сказал - "Я поеду, я должен походить по мостовым на которые ступала нога Ван Гога."
Иван Иванович Годлевский приехал в Париж весной 1991г. 9 Марта мы отметили его 83летие. Его персональную выставку я организовал в выставочном зале ДРУО (DROUOT) 29 Мая, 1991 года. ДРУО - выставочные залы с традициями восходящими к ХIХ веку, все великие французские художники выставляли здесь свои работы на суд парижской публики. Залы ДРУО очень востребованы и все выставки здесь проходят стремительно. Каталоги готовятся и рассылаются клиентам за месяц до выставки.
И.И. Годлевский Новгородский пейзаж
хм 70 х 93
И.И.Годлевский На реке Волхов
хм. 70 х 93
Вышеприведенные работы это образцы русских пейзажей Годлевского, которые я представил на выставке. Пейзажей, написанных в такой манере я не встречал ни у одного русского художника. Русские деревни изображенные здесь смотрятся настолько красочно и приятно, что там хочется быть. Не удивительно, что работы Годлевского покорили французскую публику.
27 Мая мы развешивали картины в выставочном зале с 19 до 22 часов и утром 28 закончили развеску.Мы выставили 150 картин Годлевского. В 11 утра наша экспозиция ярко освещенная и украшенная букетами цветов открылась для публики. На выставку приходили много людей и интересовались живописью до сих пор не известного им художника. У нас осталось около 300 каталогов, которые не были разосланы клиентам и их раскупили в первый час выставки. Выставка проходила только один день и на следующий день продажа картин начиналась в 14.00 Все сидячие места в зале были зарезервированы. Мы пришли в зал в 13.45 и увидели перед входом большую толпу. Нам пришлось войти с черного входа. У центрального входа мы поставили столы, сделали узкий проход и стали по именам вызывать людей, которые зарезервировали себе места, но свободолюбивые французы закричали " Вы не имеете права, это публичное место", поднажали смели столы и ворвались в зал. Все места были заняты в секунду, в конце зала и за его открытыми дверьми была толпа народа.
Иван Иванович и Вера Дмитриевна
у ДРУО(DROUOT), Париж 1991
Иван Иванович и Вера Дмитриевна
на выставке Годлевского в ДРУО, Париж 1991
В такой атмосфере началась продажа картин Иван Ивановича. Из 150 работ выставленных на суд парижской публики 148 были проданы. Вот так французы отреагировали на живопись Ивана Ивановича Годлевского. Он стал известным художником Франции после первой выставки. Его назвали русским Ван Гогом. На следующий день я рассказал Иван Ивановичу как его назвали французы и он был очень польщен, ведь Ван Гог был его кумиром. В 83 года Годлевский наконец получил настоящее признание.. Не зря говорил он своим собратьям художникам, что пишет шедевры. Я это для него доказал. Он стал известным и признанным художником и не где то, а в столице культурного мира Париже. Конечно этот успех пришел к нему не случайно. Иван Иванович Годлевский обладал огромным талантом и судьба ему явно благоволила - великолепное Миргородское училище, профессора Киевской академии Федор и Василий Кричевские, великолепный мастер и профессор живописи Александр Осмеркин помогли Годлевскому развить свой талант и заложили в нем тягу к правильному искусству, умение создавать его и всегда следовать принципам которые и делают искусство настоящим и великолепным. Иван Иванович Годлевский так и делал всю жизнь и был безмерно счастлив, что хотя даже в очень зрелые годы получил признание. Как говорится - лучше поздно, чем никогда.
И.И. Годлевский Улочка у Монмартра
хм 46 х 61. 1991
И.И. Годлевский Садик у Монмартра, Париж
хм 46 х 61. 1991
Он не минуты не сидел без дела. Я поселил его рядом с Монмартром и каждое утро Иван Иванович выходил с мольбертом писать свои прекрасные работы, где когда то их писал им так любимый Ван Гог.
Иван Иванович очень полюбил атмосферу Монмартра. Он жил на улице Андре Дель Сарто, итальянского художника жившего во Флоренции в период Высокого Возрождения. Все здесь дышало историей. Не зря на Монмартре всегда находится толпа художников. Когда Годлевский выбирал для себя место для написания пейзажа у мольберта всегда останавливались почитатели искусства и наблюдали за его работой. Да и виды у Монмартра были очень живописные. Иван Иванович чувствовал себя на своем месте. Вышеприведенные картины были написаны в Париже после его приезда.
После выставки я спросил у Годлевского хочет ли он обратно в Россию, но он мне ответил - "У меня нет времени, я должен работать."

Первый отпуск во Франции.
Было начало Июня 1991г. Я предложил Ивану Ивановичу поехать в отпуск на Корсику. С этим предложением он был согласен. Через пару дней мы полетели на Корсику. Мы прилетели в корсиканский аэропорт Бастию, взяли автомобиль напрокат и поехали в южный город Корсики Порто Веккио - Старый порт в переводе с итальянского. По дороге мы остановились в маленькой гостинице и утром за завтраком на террасе увитой виноградом Иван Иванович начал мне рассказывать свою биографию. Помню я у него спросил как проходила революция когда он жил в приюте княгини Веньяминовой, он мне сказал, что к окошкам было страшно подходить - стреляли. Годлевский оказался очень хорошим собеседником, с ним было очень интересно. Конечно его любимой темой были разговоры об искусстве. Об этом с ним можно было говорить часами. После завтрака мы продолжили наше путешествие и после 5 вечера прибыли в Порто Векио. Мы ехали по этому симпатичному городку и вдруг Иван Иванович сказал мне - остановись здесь, Перед нами была улочка с домиками покрытыми красной черепицей и обвитыми виноградом, которая спускалась с горы. Не вдалеке сияло голубое море. Иван Иванович подошел к разделительной полосе дороги и попросил меня, чтобы я его привез сюда завтра в полдень. На следующий день ровно в 12.00 я подвез художника к указанному месту. Иван Иванович устроился со своим стульчиком и мольбертом на разделительной полосе и попросил меня приехать за ним в 6 вечера. Когда я приехал за ним к 6, я увидел официанта с подносом который нес воду для Иван Ивановича. Нужно сказать, что во Франции очень любят творческих людей и хорошо к ним относятся. Так родилась картина "У самого синего моря." Я снял домик для отпуска в Порто Веккио для Иван Ивановича и Веры Дмитриевны и улетел в Париж.
И.И. Годлевский У порта в Порто Веккио
хм 61 х 80 1991
И.И.Годлевский В порту Порто Веккио
хм 61 х 80 1991
Осенью 1991 года я привез Иван Ивановича и Веру Дмитриевну в Париж после их отпуска на Корсике. Квартира в которую я их поселил в Париже находилась в одном квартале от Лувра. Они ходили гулять в сад Тюлерьи в котором стоят изумительные статуи и их не прикрывают на зиму как в Летнем саду в Петербурге. За Лувром находится река Сена куда ходил Иван Иванович на этюды. Там он и написал эти две ниже показанные картины. 31 Октября 1991 года я сделал еще одну выставку Годлевского в ДРУО. На эту выставку я пригласил Иван Ивановича и Веру Дмитриевну. Когда они вошли в зал заполненный публикой все встали и зааплодировали. Эта выставка как и первая прошла с огромным успехом.
Как и в Ленинграде Вера Дмитриевна занималась хозяйством, а Иван Иванович живописью. Раз в неделю мы ездили с Верой Дмитриевной делать закупки продуктов в супермаркете. Так прошло полгода. В Париж пришла весна и я поговорил с Иван Ивановичем и Верой Дмитриевной об их дальнейших планах. Они решили остаться во Франции еще на какое то время.
И.И. Годлевский Иль де ля Сите
хм 46 х 61. 1991
И.И.Годлевский Баржи на Сене, Париж
хм. 46 х 61. 1991
Жизнь в Le Pradet на юге Франции.
Я им предложил переехать на юг Франции к морю в провинцию ВАР(VAR), в деревню Le Pradet, которая находилась неподалеку от горы St. Victoire, которую так любил писать Сезанн. Конечно Иван Иванович был в восторге от такой идеи. Мы решили доехать до Le Pradet из Парижа на автомобиле. Мне хотелось им показать их новую страну и мы поехали не по трассе, о по проселочным дорогам, которые во Франции не хуже главной трассы. Первой нашей остановкой был православный Леснинский монастырь. Во Франции очень много живописных уголков, но мне хотелось им показать что то русское. Мы остановились в маленькой французской гостинице, посетили монастырь, поужинали в прекрасном ресторане и утром продолжили наше путешествие.
Я с Иван Ивановичем и Верой Дмитриевной
У Леснинского монастыря Франция 1992
Иван Иванович и Вера Дмитриевна
Путешествие по Франции. 1992
К вечеру мы уже прибыли в Le Pradet. Это очень живописная деревня на берегу моря. Вилла которую я снял для Иван Ивановича и Веры Дмитриевны находилась за два километра от центра деревни в лесу. На участке было семнадцать сосен, клумбы с цветами и прекрасный вид с террасы. Мне пришлось доставить их библиотеку из Ленинграда в Le Pradet, Вера Дмитриевна очень любила читать и не представляла свою жизнь без любимых книг. И конечно Иван Ивановичу были нужны книги по искусству, помимо того, что он писал разные статьи об искусстве он также читал книги о живописи и всегда просматривал картины любимых художников.
Я улетел в Париж, чтобы организовывать выставки русского искусства. А затем стал прилетать в Le Pradet на викэнды, благо от аэропорта Орли в Париже до аэропорта Тулона лететь было всего 1 час 10 минут. Им очень понравилась жизнь на юге Франции,
Вера Дмитриевна как то сказала мне - мы живем в раю, а ты наш бог. Конечно я был очень польщен этой прекрасной похвалой .
Рекламная открытка Le Pradet
Иван Иванович на террасе виллы в Le Pradet
После двух выставок в Париже популярность Годлевского стала расти. Я получил предложение от галереи Ансорена в Мадриде, которая была открыта в 1845 году. Выставка работ Иван Ивановича прошла там в Январе 1992 года. Так Годлевский стал также известным и в Испании, родине очень многих художников. Конечно Иван Иванович очень любил испанское классическое искусство, но из художников более близких к нашему времени очень любил Дали за его буйную фантазию и которого он воспринимал как мастера прикладного искусства и Пикассо, сильнейшими работами которого находил голубой и розовый период.
Вера Дмитриевна и Иван Иванович жили в переулке Маркизы в 700 метрах от моря. Каждое утро они выходили на прогулку. Рядом был старый парк в котором находился французский форт ХVIII века. В парке были старые деревья. Как то мы гуляли с Иван Ивановичем в предзакатное время и он воскликнул - какое фиолетовое дерево, я посмотрел на это огромное дерево, но не заметил, что оно было фиолетовое, для меня оно было серо-зеленое. Затем я читал труды одного французского доктора, который писал об особенностях зрения у художников. Он писал, что художники видят все вокруг ярче чем другие люди и этим может быть можно объяснить необычно красивые и яркие цвета работ Годлевского.
После выставки в галерее Ансорена Январе 1992, я организовал еще три выставки работ русских художников в Париже до конца 1992 года.. Иван Иванович всегда играл главную роль в этих выставках. Его работы я ставил на обложку каталога.
Иван Иванович у моря.
Я и Вера Дмитриевна под сосной у нашей виллы.
Когда я приезжал навестить Иван Ивановича и Веру Дмитриевну мы всегда ездили на маленькие экскурсии по Югу Франции.
Как то мы приехали в порт городка Hyeres, который находится неподалеку от Le Pradet. В порту было очень много катеров и парусных яхт, что абсолютно покорило Иван Ивановича. Он меня попросил его сюда привозить, чтобы он мог здесь работать. Затем мы нашли замечательный ресторанчик с морской кухней и пошли туда обедать. С тех пор в каждый мой приезд мы ехали в этот порт, оставляли Иван Ивановича там писать и я с Верой Дмитриевной ехали осматривать окрестности. А затем мы возвращались в порт через несколько часов и все вместе шли в этот ресторанчик, он им очень понравился. Как то мы с Верой Дмитриевной гуляли по городку Hyers и обнаружили замечательное кафе на площади. Перед кафе росло огромное тенистое дерево под которым стояли столики. После обеда в портовом ресторанчике я их пригласил в это кафе на десерт. Мы заказали мороженое в больших стеклянных фужерах. Мороженое было трехцветное с зонтиками. Иван Иванович конечно ничего подобного не видел. Он долго смотрел на мороженое и затем сказал мне - удивительно Володя. Так приятно и смешно мы проводили время.
Но я работал в Париже и мог их посещать всего два-три раза в месяц. Я уже относился к этой прекрасной паре как к своим родителям.
Я с Иваном Ивановичем перед Новым годом
на вилле в Le Pradet
На прогулке по переулку Маркизы. Le Pradet
Пока Иван Иванович и Вера Дмитриевна наслаждались жизнью на юге Франции, я продолжал популяризовать искусство Годлевского в разных странах Европы. В начале 1993 года я посетил Гамбург, где познакомился с владелицей галереи Елизиум, которая находилась в пятизвездочном отеле Елизиум. Я представил ей работы Годлевского и договорился о выставке, которая должна была пройти в галерее с Июня по Сентябрь 1993 года. Муж госпожи Блок был владельцем гостиницы, а его жена занималась галереей и светской жизнью этого прекрасного отеля. Она очень любила Францию и у них в отеле был стилизованный бульвар Champ Elysee, как в Париже. Там и находилась ее галерея. Выставку они проводили с размахом. На нее был приглашен директор Русского музея Владимир Александрович Гусев и весь социальный свет города Гамбурга. Конечно я пригласил Ивана Ивановича и Веру Дмитриевну на это событие.
Открытие выставки было грандиозным. Мы предоставили работу Годлевского Утро на Неве в Русский музей. Владимир Александрович Гусев в своей речи о Годлевском очень хвалил его живопись и был очень польщен, что работа художника из Санкт Петербурга попала в Русский музей на выставке в Гамбурге.
Так Иван Иванович Годлевский стал признанным художником в родном городе Санкт Петербурге и в родной стране России.
В.А. Гусев и Криста Блок на фото в статье о передаче работы Годлевского в Русский музей.
И.И. Годлевский Утро на Неве
После открытия триумфальной выставки в Гамбурге мы вернулись в Le Pradet.
В Декабре 1993 я представил работы Иван Ивановича для выставки в Друо, которая прошла как всегда с большим успехом.
В 1994 я организовал выставку Годлевского в Цюрихе, в галерее Koller. Это одна из самых известных галерей Швейцарии. В этом же году две выставки Иван Ивановича прошли в Германии, в Мюнхене и Дюссельдорфе. Теперь работы Годлевского путешествовали по всей Европе. Выставка в галерее Коллер в Швейцарии прошла в Апреле 1994 и настолько успешно, что господин Пьер Коллер предложил мне сделать еще одну выставку в Октябре 1994 года. Также в Декабре 1994 года я организовал выставку работ Иван Ивановича в Женеве и последняя выставка в 1994 году прошла в Гамбурге.
Такого успеха Иван Иванович и Вера Дмитриевна не ожидали и были абсолютно счастливы.
Также прошел и 1995 год с выставками во Франции и Германии. В начале 1996 года мне позвонила Мадам Блок и попросила организовать у нее в галерее Елисей еще одну выставку Годлевского на этот раз с Февраля по Июнь, настолько работы Иван Ивановича пришлись по вкусу представителям высшего света в Гамбурге. На открытие выставки были приглашены Иван Иванович и Вера Дмитриевна, но Иван Иванович заболел и поехать не смог. В Марте 1996 ему исполнилось 88 лет. К сожалению у него начались проблемы с сердцем и его пришлось положить в больницу, где он провел два месяца. Затем в конце 1996 года Иван Иванович попросил меня перевезти его домой в Санкт Петербург. Он мне сказал, что хочет вернуться в ателье, где создал большинство своих картин. . Я помог им переехать обратно домой в Декабре 1996 года. Теперь он был самым известным художником Санкт Петербурга. В художественных кругах его знали все и слышали о его выставках в Европе. Иногда они устраивали вечера художников в своем ателье и быть приглашенным на них было честью для любого человека искусства. 9 Марта 1998 Иван Ивановичу Годлевскому исполнилось 90 лет. В середине Марта 1998 года великого художника не стало.
И.И. Годлевский Автопортрет
к.м. 48 х 35. 1974
И.И. Годлевский На даче в Le Pradet
И.И. Годлевский Вера, жена художника х.м. 70 х 50. 1959
После отъезда Иван Ивановича и Веры Дмитриевны я сделал еще несколько выставок Годлевского в Европе; В 1999 году я получил предложение работать с аукционом Sotheby’s и переехал в Лондон. Как известному искусствоведу в области Русского искусства XX века Sotheby’s выдали мне лицензию выставлять на их сайте работы Русских художников.
Теперь, чтобы навестить Веру Дмитриевну мне приходилось летать в Санкт Петербург, что я и делал с удовольствием. Мы с Верой Дмитриевной решили издать книги об Иван Ивановиче Годлевском. Первая книга Иван Годлевский вышла в 2004 году. Вторая книга Мастер цвета Иван Годлевский была издана в 2006 году.

Затем с 2007 года я стал участвовать в РОССИЙСКИХ АНТИКВАРНЫХ САЛОНАХ, которые проходили в ЦДХ. Я представлял на своих выставках художников Русского Парижа и конечно французских импрессионистов.
Художники Русского Парижа это художники, которые в силу исторических обстоятельств оказались в Париже после революции и позвольте заметить, также после перестройки.
Из художников русского Парижа в моих выставках участвовали следующие художники:
Александр Альтман, Борис Васильевич Бессонов, Константн Александрович Вещилов, Константин Иванович Горбатов, Борис Дмитриевич Григорьев, Алексей Васильевич Грищенко, Михаил Константинович Кикоин, Константин Алексеевич Коровин, Николай Васильевич Кричевский, Георгий Александрович Лапшин, Григорий Анатольевич Пожидаев и Николай Александрович Тархов.
Когда все эти вышеуказанные художники бежали из России в Париж после революции. Для меня это была большая честь представить их творчество в их родной стране России. И конечно на каждой выставке которую я представлял на Российских Антикварных Салонах были представлены работы Ивана Ивановича Годлевского.
В 2015 году я организовал выставку Русский Париж и Иван Годлевский в Российской Академии Искусства в которой Иван Иванович Годлевский и многие из художников Русского Парижа учились в свое время. Выставка прошла в двух выставочных залах академии -
зал Рафаэля и зал Тициана. На открытии выставки в своей речи я заметил, что организовывал художественные выставки во многих столицах Европы, но никогда в таких великолепных залах как в Российской Академии Искусства, по той причине, что таких залов просто нет.

Эксперт Русского искусства ХХ века Владимир Каплунов
Made on
Tilda